Главная/ Новости/ К истории вопроса об освещении города Уфы

К истории вопроса об освещении города Уфы

Нам, привыкшим к освещенным улицам городов и селений трудно представить, как обходились без этого наши предки и, что они придумывали для того, чтобы сделать передвижение по ночным улицам более комфортным. Первые в России 8 фонарей уличного освещения были установлены в 1698 г. в Москве, в Преображенском, у здания царского дворца. В 1766 году в Москве было 600 фонарей, работающих на конопляном масле. Попытка использовать для работы фонарей хлебный спирт не была удачной, его не всегда использовали по назначению. Добавление в спирт скипидара и нефти принципиальных улучшений не принесло. Выход все-таки был найден: фонари стали заправлять керосином. В Петербурге,  в1839 году — на Дворцовой площади, Невском проспекте, Садовой, Гороховой, Миллионной, Михайловской, Большой и Малой Морских улицах — зажглись 204 газовых фонаря. (Источник информации — портал История.РФ, https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/piervyie-ghazovyie-fonari-nachali-osvieshchat-ulitsy-rossiiskikh-ghorodov) (Источник информации — портал История.РФ, https://histrf.ru/biblioteka/b/kak-moskvu-osvietili-fonari)

Первое упоминание об освещении Уфы во время праздников известно по описаниям современников. В них говорится, что в XVIII  и, в начале XIX в. в праздничные дни городские здания освещались фонарями, а дороги – факелами. По воспоминаниям жителя Уфы А.С. Листовского:

«Наконец, в конце тридцатых годов, устроены были в Уфе фонари и освещались конопляным маслом. Но вскоре заметили, что просветители города, т. е. будочники, которые занимались фонарями, изобрели применение этого осветительного материала к гречневой каше. Тогда губернатор Талызин велел прибавлять в масло скипидару.

До 1845 г. не было даже тротуаров. Были завалины возле домов, где весною раньше просыхала и протаптывалась тропа. Но переход через улицу был затруднителен. Дом наш угловой, и мы, глядя в окна, забавлялись, как нарядные горожанки на Святой неделе, идя под качели, частенько в грязи на нашей улице оставляли свои башмаки. Весною улица наша превращалась в реку, по которой плавали снесенные от ворот мостики, плавали и ныряли гуси и утки! Но в 1845 г. губернатор Балкашин занялся устройством шоссе, тротуаров, бульваров. Исчезла перед нашим домом река, к немалой досаде гусей и уток, а освещение заменилось спиртовым. И. Ф. Базилевский [17] пожертвовал городу двести фонарей, из которых половину Перовский велел доставить в Оренбург. Принимая во внимание, что Уфа занимала в шесть раз большее пространство против Оренбурга, нельзя признать дележ этот равномерным. А с волею жертвователя и вовсе не справлялись».(http://www.istmira.com/istros/ufa-stranicy-istorii/page/87/)

Первая электростанция в Уфе начала давать ток в 1896 году, так как городская управа подписала договор на устройство в Уфе электрического освещения. Подрядчиком по этому договору выступал, выходец из Москвы, инженер и предприниматель Николай Владимирович Коншин. Николай Владимирович в те годы сотрудничал и был представителем фирмы «Дюфлон и Константинович», которая была одной из главных поставщиков электродвигателей, генераторов, прожекторов и прочих технических деталей из-за рубежа. Коншин был известным к тому времени горным инженером и предпринимателем . До того как проявить себя на Южном Урале, работал в Невьянске, не очень успешным было его сотрудничество с  бароном Роттермундом, в деле химической добычи золота на Мрясском прииске. Благодаря бельгийской компании ему удалось провести электричество в Уфе. Известны его выступления на горных съездах в пользу строительства железных дорог на Урале. Главными направлениями деятельности инженера была механика, устройство электрического освещения, отопления, и оборудование лесопильных, деревообрабатывающих и золотодобывающих фабрик и пр. Хочется добавить, что он был племянником  основателя Третьяковской галереи, его мать была сестрой известных основателей Третьяковской галереи Сергея и Павла Третьяковых.

Губернская администрация, кстати, была против заключения договора с частным подрядчиком и призывала уфимские власти создать государственное учреждение отвечающее за электрификацию города, но городская управа настояла на своем.

За два года работы Николай Владимирович построил здание, которое находится сейчас по адресу улица Карла Маркса 37/2. Строилось все, кстати, согласно договора, на личные деньги Коншина. В обмен он получал бесплатно место под строительство и, фактически, устанавливал исключительное право на строительство всех линий электропередач в Уфе. Согласно тому же договору через 24 года после ввода в эксплуатацию, электростанция должна была перейти в собственность города.

В 1898 году электростанция начала свою работу. В арсенале станции было несколько двигателей работавших на нефти, динамо-машины, и даже списанный с миноносца паровой котел смогли приобщить к этому делу. Ее мощность на момент запуска составляла 200 лошадиных сил, это порядка 150 квт. Для понимания, такой мощности бы хватило на обслуживание 30-50 современных квартир с бытовой техникой. А вот стоимость электроэнергии была 40 копеек за киловат час, в то же самое время в Москве и Петербурге цены были от 5 до 7 копеек за киловат час. С годами мощность электростанции росла, и в 1914 году составляла уже 935 лошадиных сил.
Но работа электростанции велась с перебоями и была частым объектом критики, как со стороны властей, так и горожан. Не дожидаясь необходимых 24 лет по договору, в 1915 году город выкупает в собственность электростанцию, заплатив за нее 275 тысяч рублей.
Сама электростанция проработала до 1930 года.

В годы революции и гражданской войны, судя по всему, власть перешла группе рабочего контроля, как и на всех, особо важных предприятиях. О жизни и деятельности Николая Владимировича после революции известно немногое. В 1918 г. он стал одним из 98 уфимских заложников, которых ревком, в целях усмирения выбрал из среды известных людей города Уфы. Летом 1922 г. эксплуатацию станции вынуждены были остановить на месяц. Требовался ремонт оборудования и гидравлических котлов. Далее, 16 сентября 1928 года, была произведена закладка паротурбинной ЦЭС мощностью 4 тысячи киловатт. Что она из себя представляла?
Двухэтажное каменное здание высотой 18 метров. Первоначально установили 2 турбины мощностью по 2 тысячи каждая, 3 котла (2 из них работали на угле, 1 — на отходах древесины). Понизительная станция ЦЭС по подземным кабелям направляла электроэнергию напряжением до 6 тысяч вольт на трансформаторые будки. Одна из таких подстанций находилась около велодрома. Этот энергетический объект и сейчас
располагается там же (рядом с «Уфа-ареной»), но от старого оборудования уже давно ничего не осталось.
ЦЭС возводили на деньги Наркомата тяжелой промышленности СССР и местного бюджета. Причем в организации и обеспечении материалами строительства активное участие принимал Уфимский горсовет. Он был держателем финансов, кровно заинтересованным в том, чтобы на стройке использовались местные материалы (например, кирпич и лес), а в процессе снабжения участвовали многие уфимские предприятия (ведь это снижало безработицу). Кроме того горсовет в конце строительства ЦЭС (в 1931 году) активно помогал администрации станции находить потребителей из числа промышленных предприятий и заключать с ними договора на энергоснабжение. Это весьма существенно, поскольку первая очередь ЦЭС с начала ее пуска должна была работать на полную мощность, став рентабельной.
Средства, выделялись Москвой на строительство ЦЭС из Фонда электрификации СССР. 20 сентября 1931 года состоялся пуск ЦЭС — первенца социалистической индустрии Уфы.

Поделиться:

читать дальше">
Translate »